Кора

otchet-o-Kore

Неподготовленные но очень вдохновленные люди разных возрастов и видов деятельности, собрались вместе для похожей задачи - пройти испытание закалкой тела и духа посредством Коры - обхода вокруг священной горы -Кайлас(ш). 
  Встреча единомышленников состоялась в Катманду-столицы бывшего королевства Непала. Из Москвы мы вылетели втроем, и для нас троих это была первой поездкой в те края, поэтому комментировать что-либо было некому и воспринимали мы все одинаково удивленно. 
  Теплый и влажноватый воздух с нотками пряностей первым вдохом после самолетного салона заполнил тело. Лицо улыбнулось сочным краскам  растений и низкому яркому небу. 
   Заполнение необходимых бланков в аэропорту доставило удовольствие, потому что можно было рассмотреть этнические резные украшения интерьера здания аэропорта. Служащий зала по получению багажа был воистину и на своем месте и по прямому предназначению, он как буд-то сканировал пассажиров и угадывал их багаж на движущейся ленте. Учтивые и неторопливые служащие паспортно-визового контроля, просто сидевшие за столом-стойкой, по уровню располагались ниже среднего роста прибывших иностранцев, это психологически очень располагало и даже подкупало. 
Затем было первое мое "падение". Как только мы вышли из здания аэропорта, за нашу багажную тележку принялись хвататься местные жители. Они сопровождали нас до самого автомобиля встречающего гида и не оставив нам никаких возможностей, сами переложили наши рюкзаки в машину...и попросили плату, все: и те, которые грузили, и те которые держались за тележку, и те, которые советовали как именно укладывать сумки. Я по-московски отчеканила в "вежливой уважительной форме" то, что мы не просили их о помощи, это была их идея...Благо из группы, которая собиралась в минивэне, были еще участники нашей экспедиции, они объяснили мне, что это единственная возможность для этих людей хоть как - то прокормить семью и себя. Они просто являются жертвами обстоятельств: рождения в таком месте, при свергнутом монархе и, соответстветсвенно раскола привычных устоев и образа жизни. Стало грустно от этого, и появилось ощущение сожаления за совершенный поступок. Опять вспомнилась мудрость "Вещи не всегда обстоят так, какими кажутся на первый взгляд".
  Мы въехали в город. Невероятное количество мопедов, мотоциклов и велорикши поражало, постоянными гудами клаксонов они предупреждают друг друга о пограничных расстояниях, точнее критических зазорах между собой. При этом никакой агрессии в эфире, все совершенно спокойно и просто. Большинство женщин облачены в панжаб- традиционный национальный костюм, состоящий из туники, шароварчиков и палантина, с грациозной естественной небрежностью, наброшенным на плечи, так, чтобы оба конца ниспадали по задней поверхности рук. Должно быть такая манера ношения палантина очень обязывает и приосанивает, потому что, с сутулого стана он просто будет падать с плеч...Думаю, Учителя, создававшие традиционные одежды  вкладывали именно эту цель-здоровье тела, и второстепенным эстетический вид. На лбу у большинства непальцев красная точка, и красный след на линии роста волос. Катманду погружен в завесу выхлопных газов, поэтому нам пришлось купить маски, они не очень влияли на ситуацию, однако дышать было комфортнее. Изобилие вкусных фруктов сглаживало все мелкие неудобства. Мы разместились в замечательном отельчике в глубине улочек, по которым разъезжали только велорикши, поэтому для прогулок места было достаточно. В городе много магазинов с товарами для треккинга и любого вида активного отдыха. Спальники, одежда с мембраной ветро-, и влаго-устойчивой, обувь, все привозится из Китая без "разтаможки", поэтому стоит втрое дешевле нашего. Поэтому тем, кто собирается на Кору через Непал, вовсе без надобности тратиться здесь, на родной земле. Вечером мы договорились вместе поужинать и познакомиться друг с другом и с гидом, который организовал нам маршрут и сопровождение. Мы проспали полдня и не пошли на экскурсию, просто потому что не спали в самолетах и очень устали. Вечерний теплый город, наполненный пряными и сладкими ароматами манил нас на неторопливую ознакомительную прогулку. Душ и сон вернули тело к жизни и мы, в предвкушении вкусного ужина отправились в рекомендованный ресторанчик. 
Там мы познакомились с Сергеем Ефимовым- человеком, который более двадцати лет водит треккинговые туры, у него много научных трудов. Он терпеливо отвечал на волнующие нас вопросы и объяснял технику дыхания на высоте, которую нужно было практиковать уже сейчас, а точнее за месяц до поездки.
После двух дней в Катманду мы отправились выше в горы и ближе к границе с Тибетом, оккупированном Китаем.
Путь пролегал среди долин с рисовыми полями, таких ярких и красивых цветов и оттенков.rice-fildОстановились на полдня и ночлег в роскошном месте, и, судя по гостям этого отэля на фотографиях, место очень популярное и для многих любимое.
zavtrak-na-terasse Более панорамного и шикарного вида я не наблюдала ни откуда. утром, на рассвете я стала вспоминать пейзажи Рериха, вглядываясь в постоянно меняющееся отражение солнечных лучей в ослепительной белизне снежных вершин, прозрачности яркого неба и, невероятных оттенков зеленого в рисовых долинах...наша веранда была как бы на протиположной стороне огромной чаши, не на краю, но в середине, потому что когда открылись горные пики, мы были так низко по отношению к ним...Завтрак был ка в кинофильмах про романтиков и супер героев в смокингах, в обыденной жизни таких завтраков просто не бывает. Это был как бы утешительный приз авансом за предстоящие бытовые ограничения и испытания. После завтрака с манящим незабываемым пейзажем, мы отправились на границу Непала и Тибета. 
Граница Тибетской стороны, оккупированой Китаем, встречала по-коммунистически торжественно и страшно. Огромный мост, на котором нельзя подходить к перилам и фотографировать, вел к нелепым огромным воротам с коммунистической символикой и торжественными неподвижными караульными в нарядной форме и со стоптанными не соответствующего размера китайскому  росту сапогах. Дальше нас встретил следующий сюрприз: на территорию окитаенного Тибета нельзя провозить продукты питания и...литературу с изображениями Его Святейшества Далай Ламы XIV. Сумки проверяют служащие пограничного пункта, тщательно и долго. Нам нужно было проходить паспортный контроль строго в соответствии со списком групповой визы. Это выло очень весело, все тихо обрадовались своему гражданству и месту постоянного проживания, у нас замечательная страна ни смотря ни на что, а точнее после увиденного в Непале и в предстоящем Дели...но об этом позже.
  Благополучно и быстро пройдя пограничный пункт, мы, пообедав в китайской столовке, познакомились со своим тибетским гидом. Его зовут Тунду (я выяснила, что имя дается человеку, трудовая деятельность которого всегда будет увенчана успехом), и это оказалось правдой, Тунду - настоящий гид по Гималаям, в этом повествовании о нем еще многое предстоит узнать. Рассаживаясь по местам в комфортном автобусе, мы узнали, что дорога заблокирована из- за оползня, и сколько понадобится времени что бы дождаться когда ее расчистят , неизвестно. Тунду, разведав и оценив обстановку вызвал нам такси и предложил подняться пешком, срезав таким образом ремонтируемый участок. Так мы и сделали, взяли с собой необходимые вещи и поднялись метров пятьдесят наверх. Там разбились на две группы, так чтобы в каждой осталось по два англоговорящих человека, первая группа, в которой мы оказались отправилась в город ....на очередном контрольном пункте, где мы остановились произошел очередной культурный шок, из окон трехэтажного здания в проектировке советского времени, гремели речитативы в армейском стиле, такое ощущение было, что ты сел в такси машины времени и тебя занесло назад, в 60- е примерно..." Кто тут шагает левой? Надо шагать правой...",- и мы опять рассмеялись и порадовались за свою действительность, - "...не везде хорошо, где нас нет".
Когда стемнело мы дождались остальных, они приехали в нашем автобусе, дорогу расчистили и наш транспорт нас догнал. Дорога предстояла дальняя и хорошо, что под покровом ночи, потому что подниматься вверх по серпантину, пускай даже самому живописному, удовольствие не для всех, такие виды приемлемы только когда едешь  в обратном направлении с выполненной задачей и закаленным духом. Все это увидели, восхитились осознали, но уже на обратном пути. Глубокой ночью, полусонные мы добрались до Ниалама, высота в  3600 метров над уровнем моря начала о себе заявлять тяжестью в висках и головной болью, терпимой, но постоянной. Мы разошлись по своим комнатам, оформленным в этническом стиле, с расписной старинной деревянной мебелью и, обрадовавшись наличию постельного белья с теплыми тяжелыми одеялами, и уютно устроились отдыхать. Не всем удалось поспать той ночью, у некоторых уже проявлялись ожидаемые симптомы горной болезни, а когда спать не можешь, нужно ходить.
Следующего дня, у нас была возможность выспаться и аппетитно позавтракать впервые приготовленной поварами - тибетцами едой. Сразу же после завтрака мы отправились на первый тренировочно-адаптационный марш бросок. Поднимались долго и осторожно, пробуя новую экипировку, новый горный воздух и новое восприятие своего сердца и всех кровеносной системы. Трудно было смотреть под ноги, потому что завораживающая красота манила своей незыблемостью и великолепием. Поднимались в среднем около полутора часов, метрв триста вверх, на плато открывались новые виды мягких линий возвышающихся гор, отдаленностью обещавшие несложную и приятную прогулку к вершине, но это было наше завтрашнее испытание. Наш гид рассказал немного о ступах и тибетских флажках, радостно и ярко развевающихся в постоянном танце ветра гималайских гор. Мы узнали, что камешки, сложенные друг на друга, в форме ступ, несут тот же информационный смысл. В Тибете принято отождествлять белый цвет с силами неземного порядка, с силами соединяющих землю и небеса, эти силы проявлены в сочетании вечно заснеженных вершин семитысячников, часто утопающих в облаках и создающие иллюзию моста между людьми и Теми, кто живет на небесах.  Теперь такие пирамидки из камешков собирают любого цвета, не обязательно белого. Так благополучно завершился наш первый тренировочный день, оставшееся время после вкусного обеда мы гуляли по городу, глазели на этнические вещи в магазинчиках и тренировались в специальной технике дыхания, применимой на высоте, для поддержания необходимого объема углекислого газа в крови. Нужно делать короткий и резковатый вдох и долгий тихий выдох. Вторая ночь в Ниаламе была поспокойнее, единственный минус отдыха в ночное времы-это лай собак. Днем они спят, а ночью у них активная жизнь, не то что бы они дрались или вязались, они просто лают всю ночь и все вместе. Со временем мы приспособились и к этому фону. Не зря говорят, что человек привыкает ко всему.
Второго дня, как и условились, после раннего завтрака мы отправились в уже знакомом направлении, преодолев первый крутой подъем, все больше растягиваясь в расстоянии друг от друга, мы неторопливо и осознанно дыша, отправились к той горе, которая стояла в нескольких километрах плавно и мягко набирая угол склона. Мягкая почва с пестрым покрытием травяного ковра, пестро украшенном самыми диковинными и разнообразными цветами, среди которых эдельвейсы смотрелись простовато, снимала напряжение со всего тела. Хотелось идти дальше за усиливающимся ароматом цветом и трав, я сразу же захотела попробовать мед, который делают местные пчелы, он, если и существовал, то для очень редких людей. На гору стали опускаться облака, которые поэтично можно сравнить с густыми взбитыми сливками, поэтому туман, в котором мы оказались был таким же плотным, как у знаменитого мультипликационного ежика. Видимость пропадала на расстоянии вытянутой руки, ветер разгулялся так, что иногда меня пошатывало от его порывистых всплесков, вершины все не было видно. Мы устали и шли совсем медленно, иногда делали привали и пили горячую воду. Сверху доносились окрики пилигримов из нашей группы. Как позже выяснилось они звали самого молодого и быстрого участника. Молодой человек отличался пытливым умом, дерзким, но искренним отношением к стихиям и пошел в джинсах и футболке, на фоне нас, похожих на астронавтов в флисо-мембранно-ветро-влаго-непроницаемых костюмах. Искали его, уже спускаясь вниз, до вершины плато никто так и не добрался. И по причине сильного тумана и потому что выбились из сил и в поисках нашего героя. Вниз спускались быстрее, поэтому у меня сильно разболелась голова и на фоне голода возникало ощущение тошноты. На перевалочном первом пункте просто посидели вместе и, мысленно позавидовав нашему форварду, вслух возмутились о его безответственной выходке. Это сейчас кажется забавным, тогда мы испугались не на шутку. И многие даже расстроились, перебрав самые непредсказуемые последствия. В гестхаус (дословный перевод "дом для гостей"), вернулись к обеду, задержавшись на два часа. Обнаружив там того, о ком волновались, и высказавшись по этому случаю, все успокоились и с аппетитом поели горячей традиционной еды. До сумерок гуляли по трем улицам городка, говорили о том, какой смиренный и мирный народ эти тибетцы, рассматривали постройки, предполагая какая трудная у них жизнь. Этим же вечером выехали дальше в направлении города Сага. Дорога была очень красивой и не утомительной. В лучах заходящего солнца горы были совсем другими и невероятно прекрасными. Иногда водитель автобуса громко сигналил и притормаживал перед растерявшимися зайцами, которые метались через дорогу, ослепленные фарами. Так же часто мы проезжали мимо отар овец и  яков. 
  Добравшись до Саги, и поужинав, разместились на ночлег. Этот гостевой дом был еще живописнее убранством комнат. gest-hausСамым трудным испытание здесь был туалет. Проблема в том, что он был без циркуляции воздуха. Мы заматывались шарфами и с задержками дыхания насколько возможно быстро посещали это необходимое место. 
Это была самая трудная ночь, многие прогуливались во внутреннем дворе гестхауса, потому что спасть было невозможно, а просто лежать не рекомендуется. В группе была женщина, которой было трудно все время, подобные испытания не для всех. Я проснулась от того, что она стучала во все двери в поисках нашего гида. Только лишь потому что она часто произносила его имя, хозяева дома помогли найти его. Утром   ребята рассказали о том, что происходило ночью. Тунду приготовил чудодейственный напиток от симптомов горной болезни: кипяток с чесноком и имбирем, на нем наши полуночники и продержались. Утром Тунду всех, спускавшихся к завтраку встречал "квадратными" глазами и вопросом: "с вами все в порядке"?. Хотелось пошутить :"С нами- да, а с вами то что"? Только за завтраком мы поняли причине его встревоженности.v-sage Решили остаться в Саге на две ночи, потому что смена высоты далась труднее, чем ожидал наш гид. В этом городе был общественный душ и благодаря воде мы восстановились после стресса от перепада давления. В комнатах были телевизоры, поэтому вечером мы развлекались просмотром китайских передач и фильмов. Выспавшись второго дня, мы провели день в прогулках и посиделках в нашей столовой, по местным меркам это был бар. Подавляющее большинство населения играют в бильярд, столов очень много и они не пустуют, все: от мала до велика, на равных правах увлечены этой спортивной игрой. Везде пестрят красные флаги китайского правительства и между городами, на зеленых покатых склонах белыми камешками выложены иероглифы, восхваляющие партию и милость правительства Китая. Тибетцы же, не смотря на то, что количество подселенных китайцев увеличивается, сохранили свой язык и браки не смешивают, они как будто наблюдают за всем происходящим со стороны. При всех исторических событиях, начиная с момента их захвата, им удалось сохранить веру в учение своих Учителей, веру в непостоянство природы ума и материи, веру в себя.
Из Саги мы уехали рано утром, мы отправились к озеру Манасаравар, прекраснейшему из тех, что я видела. В то утро многие впервые увидели как высоко и близко мы к ночному поднебесью и ка отчетливо видны звезды. Такие яркие и красивые и в таком изобилии, что казалось они освещают все вокруг. Млечный путь в соответствии с названием напоминал молоко, настолько густо в нем сконцентрированы светящиеся материи. Дорога предстояла долгой и мы, плотно позавтракав и получив сухой пайок, отправились в путь. Так нам повезло встретить рассвет в прекраснейших вечных Гималайях. У меня больше не хватит словарного запаса, что бы описать из красоту, величие и манящую притягательность. Краски как будто текли и с силой солнечных лучей в них подливала Природа тонкие оттенки, казалось что наблюдение за таким преобразованием цвета вызывали разные вкусовые нотки и от восторга сердце учащалось или замирало, останавливая дыхание. 
  Между этими городами пролегала самая высокая точка 5210 метров,rubezh-visoty мы попросили нашего гида дать нам возможность прогуляться на этой высоте. Нам предложили срезать путь, который занимал около получаса пешком в медленном темпе. Гид, видимо судил по своим привычным возможностям, (они там живут, поэтому понятие горной болезни им неведомо), мы просили остановку интервалом в десять минут, а шли больше тридцати. na-visoteВ этом "test-walk" были победители, которые потом оказались проигравшими. Тот, кто шел темпом тибетца, потом переживал скачок давления до необходимости делать инъекцию, благо среди нас был доктор, который предусмотрительно запасся аптечкой для таких случаев. 
 Приехали  в селение у озера Манасаравар мы к часам четырем по полудню, размещаться долго не пришлось. В этом гостевом доме все было еще проще. Комнатка с пятью кроватями, судя по размерам спальных мест, произведено в китае, для своих. Помещение, которое служило столовой, похоже на веранду с "подвесными потолками", обитыми стенами ситцевым полотном, с нелепыми, но очень расслабляющими мультяшными зайчиками. Мы просто оставили свои рюкзаки, обозначив свои места в комнатах. manasaravar1
  Озеро поражало своей редкой способностью отражать небо и горы. В Аюрведе есть такой символ: дерево с пышной кроной изображено в разрезе почвы, где просматривается зеркальная проекция. Корневая система точь в точь повторяет форму вверху. Существует также выражение :"Что вверху, то и внизу". manasarovarМне часто доводилось видеть отражения на зеркальной тихой водной глади, но что бы так идеально...вода отражала мир, это было очень волнительно еще и потому что облака менялись в своем свечении, отражая лучи заката. И эта двойная красота природы завершающегося дня приковывала взгляд именно линией горизонта, глаза воспринимали одинаково небо и его отражение. Небо все так же оставалось очень низко, а точнее мы к нему взобрались ближе, поэтому большую часть наблюдаемых пейзажей, я рассматривала над горизонтом.
  Переночевали мы достаточно спокойно, видимо период адаптации и предвкушение перед ответственной встречей с Кайлаш придавали энергии. Ночью мне пришлось один раз выйти на улицу, было безветренно и относительно не холодно. Низкое звездное небо, рассматривая которое, не нужно высоко поднимать лицо, опускалось роскошным куполом с лоском мерцающих звезд на бездонном черно-фиолетовом небе. На такое небо нужно посмотреть, что бы понять или ому то почувствовать то, о чем я так пытаюсь рассказывать.
Утром нас порадовали картошкой в мундире, как же мы обрадовались традиционной своей пище, мы даже попросили еще такую же на обед, чем удивили невозмутимо-веселых тибетцев. После завтрака отправились к монастырю, путь к которому вел в гору. Поднимались неторопливо, все старались рассмотреть, потрогать, прочесть...
Сверху гид рассказывал легенду о реке, которая когда то соединила два озера. В одном из них вода пресная, в противоположном - соленая. В Манасараваре обитают светлые силы, в другом-темные. Падмасамбхава, йог- мистик, принесший буддизм в Тибет, предсказывал, что при наступлении мрачных времен в Тибете река высохнет и разъединит озера до тех пор, пока не наступит  время света-время их воссоединения. В этой же истории сказано, что в селеном озере, когда река их соединила, вода становилась пресной и  в нем завелась рыба. Во время посещения монастыря, построенного в честь Падмасамбхавы, гид рассказывал о Далай Ламе, показал нам его портрет, и тут кто- то из наших выдал:" Это не Далай Лама". Гид слегка помрачнел и учтиво с поддтекстом объяснил, что Далай Лама XIV, и его семья считаются пропавшими без вести, поэтому правительство Китая учредило нового Далай Ламу, которого кроме китайского правительства не признает никто, а именно народ Тибета. Мы были поражены так же тем, что везде, даже в монастырях висят портреты китайских гуру- коммунистов. Это выглядит нелепо и как- то унизительно. Но, как говорится- на все Воля Всевышнего.
   Спустившись вниз, мы провели остаток дня за прогулками и беседами о Тибете и жизни людей. После обеда отправились в Дорчен-город с которого начинают Кору. 
Это было более населенное место, и очень туристическое, здесь тибетцы уверенно завлекают в свои лавки английскими словечками, увлеченно торгуются и вообще расслабляют уставших от испытаний горной болезнью туристов. 
   Так, в прогулке мы провели остаток дня. И поскольку с каждым городом происходил набор высоты, ночи, проведенные на новом месте были показателями ощущений на предстоящий день. Спать было трудно из-за яркого ощущения сердцебиения, наблюдалось такое ощущение впервые, поэтому уму трудно было расслабиться и отключиться. 
   Утром все собрались после завтрака для пробной прогулки к монастырю и к месту точки отправления на внутреннюю Кору, которую проходят те, кому удалось совершить тринадцать обычных. 
    Длинной цепью ярких точек разноцветных дождевых накидок, растянулись мы друг от друга на этом подъеме. Начавшийся с вечера дождь к середине пути стал мокрым снегом, и бил по лицу и глазам под порывами ветра. Это была очень символичная прогулка, мы шли по наезженной строительным транспортом дороге, проходили мимо строящихся объектов и поднимались все выше и выше. Диковинные виды мха  и болотных цветов поддерживали во мне интерес идти дальше и вверх, монотонный мокрый снег плотно падающий под  встречным углом, придавал романтичности в этом нетрудном испытании. Вся наша жизнь олицетворяет путь, с разными углами наклона и разными препятствиями на нем. Мы догнали большинство наших на завершающем подъеме. Там открывался путь на внутреннюю Кору, манящей узкой тропой, он углублялся в слабый туман. 
  Мы фотографировали друг друга и Природу, кто проголодался перекусил и согрелся горячий водой. Мы были в восхищенном изумлении, когда увидели как наш гид доставал из своего рюкзака бутылочки с водой и вкусных подсохший хлеб, выпекаемый как лаваш. Нас восемнадцать человек, каждому по пол-литра воды, выходит он нес девять килограммов воды, что бы нам там не сгинуть от жажды. Такие они адепты к трудностям, этот удивительный народ - тибетцы. 
Наш путь обратно пролегал так же вдоль горной реки, которая не отпускала взгляд своим необыкновенным цветом, похожим на морскую воду, через которую пробиваются лучи солнца. Невозможно подобрать сравнения, что бы передать цвет воды этой реки, такую горную реку я тогда видела впервые...как прочем и все вокруг.
 К монастырю мы не пошли, потому что устали, и потому что не хотелось снова увидеть портреты китайских политических лидеров и псевдо-ламу на навязчивых изображениях. 
   Возвращались медленно, остаток дня был свободным, снег перестал падать, стало тепло и небо прояснилось, все вокруг изменяло свои цвета и оттенки, и поэтому нам хотелось побольше времени провести в этом уединении с природой. 
 К нашему дому мы пришли почти к времени ужина, наши "скороходы" успели сходить в ресторан и рассказали о том, что ели. Мы вдохновились тоже туда сходить, потому что ресторан имел вывеску на русском языке, и ребята кушали там салат из помидор с чесноком и жареную картошку. 
Тогда мне пришлось второй раз искать освобождение от сильной головной боли  при помощи анальгетиков. Второй раз мне трудно давался именно спуск, хотя и шли мы очень медленно. 
 Отдохнув, мы собрались в столовой и поделившись впечатлениями, договорились о начале первого дня Коры, который начинался с утра следующего. В столовой топили печь и мы, просушивая обувь, рукавички и шапки, уютно уединились в небольшие стайки и засиделись до самого отбоя. Самочувствие большинства уже было стабильным, поэтому спокойно переночевав, ранним утром мы отправились к отправной точке.
  Только что вспомнила о том, что ремонт дороги у них привычное  мероприятие. И нам приходилось ждать пока проезжая часть будет свободна для проезда до сорока минут. Такое случалось три раза, и вот в превый день нашего маршрута вокруг Священного Кайласа, был третий. Мы вышли из автобуса и пошли пешком, прогулявшись совсем немного, нас вернули на свои места и быстро довезли до ступы. 
Эта ступа служила вратами, по традиции ее нужно обойти трижды, оставив частичку своего материального тела: волосы или ногти, или капли крови, так же можно оставлять старую одежду. Никто из нас ничего подобного не делал, мы просто обошли ступу и потом, пройдя через нее позвонили в ритуальный колокол, висевший в центре свода.
 По идее с этого места нужно было и начинать Кору, но нас на автобусе повезли ближе к подножию великого и загадочного Кайлаша. Получив необходимые рекомендации от гида и, получив свой "ланч-пакет", мы отправились в путь. В повседневной жизни, придерживаясь принципов в выборе продуктов питания, я иногда скучаю по всяким шоколадкам в  ярких призывных упаковках, наши "ланч пакеты" были наполнены именно такими "вкусностями", и есть их можно было, за неимением выбора, с чистой совестью.
    С торжественной серьезностью мы пошли. Горы поражали своей красотой и таинственностью повторяющихся форм. Некоторые имели такие гладкие срезы, что мы останавливались, что бы рассмотреть эти следы не природных происхождений. Как будто большим ножом разрезали масло, такие ровные и идеальные поверхности, по которым видны следы черных потеков, происхождение которых пока не выяснено. Все, что имеет отношение  к Гималаям, а именно с Кайлашем, связано лишь с предположениями. Каждый выступ горы имеет свой водопад, а иногда и два, окаймляющих и разделяющий их друг от друга.  Почти все эти водопады "уходили" в гору, внизу, то есть вода, падала сверху плато горы и не вытекали ни рекой ни ручьем, она оставалась серебристыми лентами при горе, уходя куда- то внутрь у подножия. Это подтверждалось сухой и каменистой почвой, скупо покрытой  низкой травой, такое тоже мы видели впервые.
  Самое непостижимое для нашего восприятия были входы в некоторые выступы горы. В гладкой поверхности огромное отверстие, такое, что через него сможет пройти небольшой самолет, оно прямоугольной формы и с закругленными углами, закрыто изнутри большим камнем, без зазоров или просветов. Мы, конечно не проверяли, потому что подняться по гладкой поверхности, даже со снаряжением невозможно. Говорят, что Кайлаш дышащая гора и вырастает ежегодно на десять метров. Еще говорят, что ни один альпинист не пробовал забраться на вершину, и экспедиции туда не ходят. Загадочное и тихое место, окутываемое песнями ветром, даже облака танцуют над ним свой танец мандалы. Я пыталась сфотографировать красивую картину на небе. Мое внимание привлек просвет между облаками в форме указывающей направление стрелки. Потом я заметила, что облака движутся навстречу друг другу, они как бы соединяют невидимый шов. Периодически посматривая на небо я это явление отмечала каждый раз. Мне хотелось остановиться, что бы в неподвижности понаблюдать за этим красивым небесным танцем. 
   Имея такую привычку - смотреть на небо я частенько фотографирую небо над городом, в котором живу. Почти месяц летом я живу в Закарпатье, там тоже есть горы с поющим свободным ветром, но такого явления мне не доводилось видеть. 
  Низко парящие над головой орлы и огромные вороны, своим великолепием и в близком расстоянии тоже провоцировали нас останавливаться, что бы полюбоваться их повадками и полетом. Орлы, охотясь, летали так низко, что можно было рассмотреть глаза и клюв и подрагивание краешков перьев на широких крыльях. Красивые и редкие птицы, свободные и вызывающие восторженный трепет, смешанный с глубоким чувством уважения. 
   Наш дорога в первый день имела очень небольшой угол подъема, мы все равно шли прогулочным темпом и то и дело смотрели в спины обгоняющих нас тибетцев. Они, улыбчивые, монотонно проговаривающие мантры, иногда с молитвенными барабанами, здоровались, обходя нас, шли гораздо быстрее. От них пахло парным ячьм молоком и сухим сеном. От сильного постоянного ветра и палящего солнца возраст тибетца определить невозможно. Они часто шли стайками смешанных поколений, и самых маленьких несли за спиной. По- тибетски приветствие звучит мелодично :"таштэле"! Так мы с ними и здоровались. 
    Традиционно Кору идут по направлению часовой стрелки, и только последователи традиции Бон, идут в противоположном направлении.
Из меньше, но мы часто встречали таких паломников. Мы делали небольшой привал в месте, специально предназначенным для отдыха. Накрытое тентом место служило столовой. Нам дали термос кипятка и мы съели свои шоколадные батончики и печенье. Мне даже захотелось лапши быстрого приготовления, так аппетитно ее поглощали наши погонщики яков и команда поваров с гидом, но нужно было идти дальше. Шли мы так медленно, что яки, несущие наш багаж с провизией, и идущие с ними повара нас обогнали еще до привала. 
  До гестхауса нам помогли добрать ребята из группы, которые пришли раньше. Дело в том, что мы сошли с широкой дороги на живописную тропу, ближе к реке, она вела к монастырю, а наш дом стоял выше. Окриками, а больше вниманием, направленным на нас мы поняли, что это наши и зовут они нас, размахивая руками. Так мы прошли первый день, самочувствие было у большинства хорошим, нагуляв аппетит, мы с удовольствием поели рис с овощами. За столом сидели долго, смеялись, рассказывая друг другу свои переживания и наблюдения. Те, кто пришел раньше всех, поднимались ближе к Кайлашу, некоторые ходили к монастырю. Мы попросили нашего гида приготовить нам пораньше завтрак, что бы выйти рано утром, к нашему пожеланию присоединились еще некоторые и, таким образом группа разделилась на двое. 
 Выспавшись в соих теплых спальниках, в насквозь проветриваемых комнатах, мы позавтракали при свечах. Горячий тибетский суп с лепешками холодным утром - лучший завтрак в Гималаях. Тунду сказал, что путь нам покажут две японки, которые неоднократно идут Кору. Мы вышли в тихое ночное пространство с низким ярким звездным небом, горы, ветер и все остальные обитатели этого поднебесья спали. Японки взяли слишком быстрый для нас темп, поэтому мы очень быстро отстали от них, вереница мерцающих фонариков, похожих на звезды указывала направление пути, поэтому мы выбрали свой темп и медленно начали подъем. 
  Тибетские команды так же лихо и непринужденно обгоняли нас, они тоже делали привалы, обычно они просто садились или ложились на камень вдоль дороги и просто отдыхали, а когда мы подходили к такому камню, они просто включали фонарик, давая понять таким образом, что место занято. Второй день самый трудный, ответственный, поэтому и самый важный. Небо своим величием и красотой мерцающих звезд придавало сил и вдохновения. Самая яркая- полярная звезда поначалу мной воспринималась как огонек фонарика, настолько она была яркой и низкой над хребтом горы, куда мы направлялись. Когда мы взошли на первый долгий подъем, начало светать. Так хотелось остановиться что бы поснимать, заснеженные верхушки отражали нежнейший оттенок розового, было очень холодно, и мы уже поднимались на крутой утес, тропа сужалась, поэтому останавливаться было нежелательным. До перевала еще оставалось около часа. Высота набиралась резко и это очень сказывалось на состоянии. Монотонность дыхания и понимания того, что назад путь сложнее, чем вперед, привела мысли в порядок. Очень замерз нос и фаланги пальцев рук. Проходящие мимо тибетцы улыбались, напевали мантры, здоровались, отвечать на улыбку сил было мало. Что бы отключит внутренний диалог окончательно я стала начитывать Ом мани падме хум, так и шла. Дышать носом было все сложнее и сердце учащенно билось, нельзя допускать перегрев организма, другими словами, если начинаешь потеть, значит темп слишком высокий. Так нас предупредил организатор нашего паломничества - Сергей, он занимается такими треккингами около двадцати лет.  Я останавливалась, и мой друг меня здорово поддерживал, мягко уговаривая делать пол шага, медленнее, но только не стоять. Общее состояние ума было пустым но в то же время плотным, я поймала себя на том, что уговариваю себя идти, сравнивая Кору с жизненным путем. 
  Подъемы, круто направленные вверх обещали ожидание перевала-самой высокой точки, но как только мы поднимались наверх, открывался следующий подъем. На какое то мгновение мне показалось, что я стою на месте, Таких было четыре подъема, и вот, увидев большое количество тибетских молитвенных флажков и ритуальные вскрики (они кричат "со-со-со......" пока хватает выдоха), мы поняли, что добрались. 
  Здесь многие паломники делают привал, усаживаются в уютные кружочки и подкрепляются тем, что принесли с собой. Здесь случилось нечто необъяснимое. Мы захотели выяснить какое именно это место: для поминания усопших или для пожелания за живых. Здесь было много огромных воронов, таких же размеров, что и орлы. Я подошла поближе и, протягивая им свой ланч пакет, спросила жестикулируя, как могла, они засмеялись в ответ моим комичным изображениям "усопших" и "здравствующих". Это было как в игре "ассоциации", когда игрок показывает команде то или иное слово, а они угадывают. В моем случае ничего не вышло, но, как только я стала от них отходить, мои  руки стали горячими. Странно то, что я стояла с ними недолго, а ладони  были настолько замерзшими, что я не могла чувствовать пальцы. 
Как же приятно, когда тебе просто не холодно. Мы немного спустились, и у реки сделали привал. Здесь тоже было много молитвенных флажков, и мы привязали те, что принесли с собой, предварительно написав на них пожелания своим близким людям.
  Второй пакет с пайком мы отдали тибетскому мальчику, который стоял о своим папой в ожидании остальных, уставший и озябший он принял его с равнодушием и небольшим удивлением.
  Солнце уже поднялось высоко, пришлось надеть очки, и мы продолжили спуск. Было немного скользко, потому что снег стал таять и некоторые тропы нужно было обходить по снегу. Пару раз мы поскальзывались но не падали, приземлялись больше.  Шли осторожно и неспеша, наслаждаясь красотой вокруг, было тихо и радостно, как будто началась весна. Немного спустившись вниз, мы услышали окрики, нам махали руками девчонки из нашей группы, они оказались по ту сторону реки, мы отозвались и пошли дальше. Талые ледяные дорожки закончились, можно было идти более уверенно. Спустившись к месту, откуда открывался панорамный вид на долину, снова сделали привал. Батарейка в моем фотоаппарате разрядилась и я снимала на камеру в телефоне. На Коре заряжать  негде, нас предупреждали заранее и акцентировали внимание на том чтобы мы заранее об этом позаботились. 
Впереди предстоял очень крутой спуск, идти нужно было "зигзагом", ступать осторожно, потому что подтаявшие островки снега разжижали почву и она в некоторых местах было неожиданно скользкой. Мой друг вышел на спуск раньше, потому что почувствовал охлаждение. Я не могла остановиться с фотографированием всего вокруг. Когда спустилась к краю, увидела, что он на половине пути. Посмотрев как осторожно он идет,  начала медленно спускаться. Из под ноги неожиданно покатился камушек, отскакивая от точек удара он падал  вниз. Я начала размышлять о том, что вот так и мы в жизни от силы влияния внешних обстоятельств можем неожиданно изменить свое место, и если упасть здесь, то покатишься точно так же как этот камушек. Потом мысли перенеслись на анатомию, я предположила, что смерть наступает мгновенно от перелома шеи. Тут моя нога скользнула резко вперед и в сторону, в следующее мгновение я обнаружила себя сидя на корточках, с вытянутой вперед ногой. Опорная нога медленно скользила по мягкой почве, вытянутая тормозила, отталкиваясь от воздуха. Попытка подняться направляла меня ближе к краю, я просто заплакала, даже не я а тело, глаза просто затопило, как в детстве- испуга и отчаяния. Я даже тихо произносила имя своего друга, понимая что сама себя едва слышу. Действия тела происходили сами по себе- спина подалась назад так, что я села на место не раз спасшее мне жизнь. Центр тяжести нашел более устойчивую точку опоры, да и текстура  ткани брюк добавила сцепления, и сидела я очень романтично, свесив ножки вниз, рыдая навзрыд и взахлеб- как положено после молниеносного осознания как прекрасна Жизнь и мое место в ней. Поднявшись и спускаясь на дрожащих ногах дальше, я продолжала оплакивать свой страх смерти. Меня обгоняли скороходы второй группы, что вышли три часа спустя нашего.
 "Ну как ты"?,- спросили меня,- "жива"!,- в прямом смысле ответила я и рассмеялась.
  Мы вышли на дорогу в долине, которая углубляла подножия гор с двух сторон идеально ровными противоположными виражами, как будто кем то вылеплена из мягкой глины. Вдоль реки пролегал наш путь к месту ночевки.  Большую часть пути я размышляла о том, что испытания на этом пути подобны испытаниям в жизни. Просто они в более плотном временном сжатии, нет внешних отвлекающих объектов, разговоров, планов, желаний. Ты в уединении с собой, со своей болью, радостью, ожиданиями, надеждами и верой. Было смешанное чувство похожее на сожаление о том, что мы не понимаем своей целостности. Мы часто говорим о том, что приходим в эту жизнь одни и уходим тоже в уединении, не в одиночестве, а именно в уединении. В таких местах это вселенское целостное  уединение можно ощутить. Красота всего происходящего вокруг и внутри вызывало восторженные слезы, мне казалось я выплакала все и за всю жизнь. Путь свободен- иди себе и плачь, смейся, кричи, пой песни. Все вокруг тебя просто принимает таким каким есть, и ты ощущаешь это приятие и любовь. 
  Добрались мы с одним привалом в огромном "кафе", как везде здесь, накрытым тентом. Мы купили кипятка, наполнили свои термосы и отправились дальше, почти замыкающими. Пришли в лагерь к ужину.
 Все были счастливы и сияли здоровым румянцем слегка обгорелых и обветренных щек  и искрящимися глазами светили друг на друга радостью. Стали рассказывать друг другу переживания и наблюдения. 
Меня впечатляли три истории. Самая неожиданная, это та, в которой один из ребят откачивал тибетскую женщину. Мы накануне обзавелись кислородом в небольших баллонах, так вот один пригодился. Максим рассказывал, что на упавшую в обморок и синеющими губами женщину никто из тибетцев внимания на обращал, заглядывая на несколько секунд, все понимающе окидывали ее взглядом и шли дальше. В общем Макс спас жизнь человеку, мы стали потом шутить на тему того, что может она за тем и пошла, у них считается за честь умереть на Коре. Всегда хорошо смеяться, когда все благополучно заканчивается.
 веселая девушка с простым нежным именем Наталья, прошла весь путь в компании тибетцев под их вибрации мантр, рука об руку с тибетской бабушкой, они не говорили, но слышали друг друга, когда она уставала- они останавливались и ждали, когда уставали они- Ната интуитивно сбавляла темп. 
  Выспались той ночью почти все, все кроме девчонок, которых сначала разбудили мыши, прогрыз рюкзак и добравшись до орехов, а потом к ним пришел абориген и что-то говорил, по-тибетски, разумеется. Сначала они подумали что это "наши", и на стук ответили приглашением войти. Тибетец хотел ни то пить ни то есть так никто и не понял, так он и ушел ни с чем. 
   Рано утром, выспавшись и позавтракав, мы отправились дальше. Весь путь был пологим и очень красивым. Породы каменистых гор сменивались очередно необыкновенными цветами и оттенками. Мы проходили мимо розовой скалы, skaliзатем увидели фиолетовый грот, цвета морской волны, золотой...
3y-denКрасота вокруг как будто удерживала остаться в этой тишине и гармонии.
 Мы шли медленно, вдоль обрава над красивой широкой рекой, часто оглядывались  на горы Кайлаша, и снова шли, оставляя позади то, что казалось когда- то важным и необходимым, осознавая "новое" важное и необходимое- просто жизнь в свободе выбора, в безусловной любви, в понимании и приятии окружающего мира и себя. 
 К автобусу мы пришли последними, до Дарчена добрались быстро, по дороге останавливались на площадке, где все фотографируются с последующим комментарием: "я был на Кайлаше", - хотя на Нем не был никто... из современников, были у подножия гор, плотным кольцом его охраняющим. Погода была солнечная и Кайлаш открылся в своем великолепии и молчаливом, скрытом величии. 
   Добравшись до Дорчена, торжественно поблагодарили наших поваров, раздав им чаевые. Затем у нас оставалось время и мы все вместе отправились на второй завтрак в "ресторан". Не изменяя себе, заказали масала-чай, картошечку с чесноком и помидорный салат. 
 Потратили оставшиеся китайские деньги на фрукты, такие же китайские. Мы вообще очень соскучились по России и по традиционным продуктам, особенно нам стало понятно что такое генно-модифицированные овощи и фрукты. Круп у них, кроме риса вообще не было, вегетарианцу там пришлось бы мутировать, или перейти на тибетскую диету - цампа, молоко яка и, соответственно его мяса.
Цампу они едят все, готовят непосредственно перед употреблением: наполовину заполняют плошку мукой, символично, с мантрой, выбрасывая три щепоти на ветер, затем доливают немного кипятка и начинают замешивать крутое тесто, быстро скатывая муку с водой в шарики, плотно прижимая их к стеночкам плошки и сразу же едят.
   Нам такого ни разу не предложили, в следующий раз специально попрошу попробовать.
Прошло время в пути обратно, как обычно, незаметно. Мы иногда останавливались, фотографировали и просто прогуливались. В Сагу к вечеру добрались, оказавшись знакомом месте, сразу захотелось в волшебное заведение с названием "душ".  Потом был торжественный ужин в ресторане, наш гид попросил китайских поваров приготовить нам жареную картошку, как смогли, но все же они это сделали. 
  Горная болезнь перестала нас мучать, мы адаптировались к высоте, поэтому спокойно выспались. Утром отправились к границе, и вот здесь - то мы и увидели те крутые обрывы, над которыми ехали той ночью. Это была противоположная красота пустынной горной местности Тибета. Яркими сочными зелеными растениями были покрыты эти горы.  Вода падала просто на проезжую часть, потоком ливня, другие водопады стекали по огромным валунам, служившими стеной серпантина. Дороги строят с углублениями по бокам, специально для стока вод, и в основном, вручную. 
   Так, восхищаясь летними нарядами Непальской природы, мы добрались до пограничного города. Там неторопливо позавтракали и поехали к контрольно - пропускному пункту. Поскольку сезон уже закончился и паломников не было, мы прошли границу без очереди. 
  Китайский сервис сменила нищета Непальской стороны, мы пересели в аскетичный автобус без кондиционера (это у них оплачивается дополнительно, из-за расхода топлива). Ехали мы около шести часов с остановкой для обеда. Большинство пожелали купить фрукты, бананы и ананасы там особенного вкуса. Так весело мы добрались до Катманду. 
  Вечером все собрались в холле, предварительно условившись обменяться впечатлениями и переживаниями от пройденных испытаний.  Наш непальский гид просил переводить ему мнение каждого участника. Образовав круг, наш организатор Дима, начал первым и условились, что закончит тоже он. 
    Когда круз замкнулся, гид попросил слово. В своем комментарии он очень удивлялся нашей неподготовленности и слабой физподготовке. Затем он спросил почему мы не готовились к Коре, как оказалось подготовкой считается ежедневные пешие прогулки не менее восьми километров, и не менее чем за два месяца перед выходом в горы. Мы ему сказали, что ему повезло просто послушать откровения людей, которые не боятся признаться в своей слабости, вот и все, но поскольку мы прошли Кору без стимуляторов и все живы и здоровы -это главный показатель. 
  Затем мы отправились на ужин в любимом тибетском ресторане "Як". Обменявшись фотографиями и телефонами, посмеявшись над недавними событиями и своими страхами, отправились домой-в гостиницу. 
   Вылет наш был через день, поэтому мы запланировали экскурсию в старый город. Следующего дня выехали утром, комфортный минивэн доставил нас до места и мы неторопливо пошли гулять. Рассматривая древнейшие постройки храмов, в которые не пускают белых, мы все фотографировали и бесцельно гуляли, засматриваясь на прилавки этнических товаров сувенирных лавок. 
  Так мы гуляли весь день. Вернулись в гостиницу вечером и отправились закупать всем гостинцы. Торговаться с непальцами приятно и весело. Мы нашли много красивых и необычных вещиц, кое-что купили себе, забежали в "Як", где наши уже завершили ужин, и все вместе- веселые и довольные вернулись домой.
     Утром, после завтрака, с собранными уже вещами, снова отправились гулять по улочкам, пообедав в том же месте, вернулись в гостинницу к уже ожидавшему нас такси. Перелет в Дели был достаточно комфортным. В самом Дели нас ожидало совсем другое впечатление. Здесь подробности ни к чему, поскольку мелочность и лукавство жителей этого города никак не повлияла на общее впечатление от поездки. Рано утром мы вылетели в Москву, родную, любимую,  чистейшую- с настоящими продуктами, выросшими на земле, с потрясающей "молочкой" и роскошной золотой осенью. Как здорово, что есть куда вернуться, и как хорошо, что твоя земля никем не оккупирована...Мы очень счастливые люди, что бы осознать это и обрести простое удовлетворение от жизни можно подвергать себя подобным испытаниям. Следующая Кора запланирована на август 2013, до встречи!
  
   

Случайная цитата

Мы сами выбираем свой путь, от этого зависит то, кем мы являемся на самом деле...

 

Поделиться: